Дмитрий Чернышев (mi3ch) wrote,
Дмитрий Чернышев
mi3ch

Categories:

предлог



В книге Тома Клэнси "Красный шторм поднимается" СССР ищет срочный предлог для начала войны с Западом.


И организует теракт — гражданин ФРГ взрывает бомбу в Кремле:

"Ему не удалось уничтожить советское руководство, но по сообщению ТАСС среди убитых оказалось шестеро юных октябрят – представляешь себе, из Пскова! – которые должны были обратиться с приветствием к членам Политбюро. Теперь разразится вселенский скандал.

Вот смотри: вчера вечером завершающий фильм фестиваля Эйзенштейна, «Александр Невский», новая фонограмма – и в чем смысл этого фильма? «Вставайте, люди русские», на нас идут немцы. А на утро убито шесть русских детей – из Пскова! – и бомбу подложил немец. Единственное, что кажется немного странным, это то, что все сделано топорно.

– Дети! – с трудом произнес Алексеев. – Для проведения операции прикрытия партия убивает детей! Наших собственных детей. Что с нами происходит?

Что происходит со мной? Если я могу оправдать судебную расправу над четырьмя полковниками и десятком рядовых солдат, почему партия не может оправдать убийство нескольких детей? Алексеев попытался убедить себя, что это не одно и то же.

Командующий Юго-Западным военным округом тоже был бледен, когда выключил телевизор.

– Вставайте, люди русские, – пробормотал он. – Мы не должны думать об этом, Паша. Это нелегко, но так нужно. Государство не идеально, но это то государство, которому мы служим.

Алексеев внимательно всмотрелся в лицо своего командующего. Генерал едва выдавил эти слова; он уже готовился произнести их, обращаясь к тем немногим офицерам, занимающим критически важные должности и узнавшим об этом вопиющем преступлении, но вынужденным выполнять свои обязанности, словно ничего не случилось. Придет день расплаты, сказал себе Алексеев, день расплаты за все преступления, совершенные во имя торжества социализма. Он подумал, доживет ли до этого дня, и пришел к выводу, что не доживет.

Ярость, охватившая Сергетова, была слишком велика для внешнего проявления. Под этими развалинами мог лежать и я, подумал он. Я всегда прихожу по четвергам на заседания Политбюро заранее, раньше назначенного времени, и все знают об этом: охранники, обслуживающий персонал и уж, конечно, мои товарищи по Политбюро. Значит, этот взрыв и явился решающей фазой прикрытия. Чтобы разбудить наш народ, чтобы повести его на войну, понадобилось сделать вот это.

– Меня зовут Герхардт Фалькен, – произнес мужчина. – Я въехал в Советский Союз шесть дней назад через порт города Одессы. В течение последних десяти лет я был агентом Бундеснахрихтендинст – разведывательного агентства правительства ФРГ. Мое задание заключалось в том, чтобы ликвидировать советское Политбюро в четверг, во время очередного заседания, с помощью бомбы, заложенной в кладовой прямо под залом четвертого этажа, где эти заседания обычно проходят.

Неоднократно приезжал сюда и всякий раз пользовался прикрытием своей фирмы, чтобы руководить действиями агентов немецкой разведки, в задачу которых входило ослабление вашей страны и шпионаж, направленный на подрыв деятельности Коммунистической партии и вооруженных сил.

Наплыв камеры, лицо Фалькена крупным планом. Он читал свое признание монотонным голосом по листу бумаги, лежащему перед ним, и почти не поднимал глаз к устремленным на него объективам.

– Почему ваша страна захотела убить руководство нашей Коммунистической партии?

– Моя профессия – шпион, – произнес Фалькен, пожав плечами. – Я выполняю задания и не задаю таких вопросов. От меня требуется только одно – следовать приказам.

– Товарищи, через две недели мы начнем наступательные операции против сухопутных сил НАТО, – начал генерал Алексеев. Он объяснил причину такого шага. Собравшиеся командиры корпусов и дивизий бесстрастно выслушали его. – Государству угрожает более серьезная опасность, чем когда-либо за последние сорок лет. Мы потратили четыре месяца, чтобы привести наши армии в состояние высочайшей боевой готовности. Вы и ваши подчиненные отлично проявили себя, и я могу только сказать, что горжусь службой вместе с вами.

Однажды в Колонном зале проходила церемония прощания с тремя космонавтами, но сейчас здесь лежали тела одиннадцати мертвых героев. Восемь октябрят из Пскова – три мальчика и пять девочек, в возрасте от восьми до десяти лет – и трое служащих аппарата Политбюро ЦК КПСС, оказавшиеся недалеко от места взрыва.

Генеральный секретарь Коммунистической партии медленно шел вдоль ряда родственников, потрясенных обрушившимся на них горем. На его рукаве красовалась траурная черная повязка. Тоуленд посмотрел на его лицо. Оно выражало подлинные чувства. Можно было подумать, что он хоронит членов собственной семьи.

Одна из матерей, которую отеческим жестом обнял генеральный секретарь, упав на колени, закрыла лицо руками. Генеральный секретарь опустился рядом с ней еще до того, как это успел сделать ее муж, и прижал голову женщины к своей груди. Мгновение спустя он поднял ее на ноги и осторожно подвел к мужу, капитану советской армии, на лице которого застыла неподвижная маска ярости.

– Товарищи, граждане. Перед нами невинные дети нашего народа, – начал генеральный секретарь. Он говорил спокойно и размеренно, что немного упростило работу Тоуленда как переводчика. Рядом с ним сидел начальник разведывательного управления Атлантического флота. – Невинные дети, жертвы адской машины государственного терроризма, убитые государством, которое уже дважды осквернило нашу родину своими дьявольскими замыслами, направленными на завоевание и порабощение советского народа. Перед нами погибшие представители нашей молодежи, которая преданно служит Коммунистической партии, ставшие жертвами иностранного заговора, направленного на подрыв безопасности советского государства. Перед нами жертвы агрессивной политики фашистов.

Товарищи, обращаясь к семьям этих невинных детей и к семьям трех преданных коммунистов, я обещаю, что наступит день расплаты. Я обещаю, что их гибель не будет напрасной. Я обещаю, что виновные в этом отвратительном преступлении будут наказаны…

Tags: война, книги
Subscribe

Posts from This Journal “книги” Tag

  • одумайтесь

    По поводу хорошего интервью Навального журналу "Тайм". Сто с лишним лет статья другого известного русского человека была опубликована в "Таймс". И…

  • новая книга

    © Mustafa Nodeh Начинаю выкладывать в сеть черновики новой книги о творческом мышлении и способах генерации идей. Каждую неделю по средам будет…

  • руки из задницы

    Один из самых нелепых аргументов — прекрасный СССР развалил предатель Горбачев. Из дневников Анатолия Черняева, который при Брежневе был членом…

  • реализм

    Однажды известный советский писатель-соцреалист Юрий Герман (лауреат Сталинской премии) беседовал с прекрасным писателем Евгением Шварцем: —…

  • люди книги

    На площади Юденплац в Вене есть памятник жертвам Холокоста. Это вывернутая наизнанку библиотека. Корешки «книг» обращены внутрь и потому не видны…

  • 1845

    Из книги воспоминаний сына Ренуара, режиссера Жана Ренуара: Крестьянин в окрестностях Лиможа, если не считать кое-какие мелочи в одежде и…

  • горячая десятка

    Странники идут по берегу реки в Саровский монастырь. Безногий ведет слепого за верёвочку, 1903 год. В 1928 году лорд Артур Понсонби написал…

  • культ г.

    Одна из самых паскудных задач любого пропагандиста — создание липовых Героев. Для поддержания духа нации. Для благородной ярости. Для продолжения…

  • сагамо мшвидобиса

    Прилетел в Тбилиси на несколько недель. Хочу дописать книгу по творческому мышлению для подростков и начать ее потихоньку выкладывать.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 191 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Posts from This Journal “книги” Tag

  • одумайтесь

    По поводу хорошего интервью Навального журналу "Тайм". Сто с лишним лет статья другого известного русского человека была опубликована в "Таймс". И…

  • новая книга

    © Mustafa Nodeh Начинаю выкладывать в сеть черновики новой книги о творческом мышлении и способах генерации идей. Каждую неделю по средам будет…

  • руки из задницы

    Один из самых нелепых аргументов — прекрасный СССР развалил предатель Горбачев. Из дневников Анатолия Черняева, который при Брежневе был членом…

  • реализм

    Однажды известный советский писатель-соцреалист Юрий Герман (лауреат Сталинской премии) беседовал с прекрасным писателем Евгением Шварцем: —…

  • люди книги

    На площади Юденплац в Вене есть памятник жертвам Холокоста. Это вывернутая наизнанку библиотека. Корешки «книг» обращены внутрь и потому не видны…

  • 1845

    Из книги воспоминаний сына Ренуара, режиссера Жана Ренуара: Крестьянин в окрестностях Лиможа, если не считать кое-какие мелочи в одежде и…

  • горячая десятка

    Странники идут по берегу реки в Саровский монастырь. Безногий ведет слепого за верёвочку, 1903 год. В 1928 году лорд Артур Понсонби написал…

  • культ г.

    Одна из самых паскудных задач любого пропагандиста — создание липовых Героев. Для поддержания духа нации. Для благородной ярости. Для продолжения…

  • сагамо мшвидобиса

    Прилетел в Тбилиси на несколько недель. Хочу дописать книгу по творческому мышлению для подростков и начать ее потихоньку выкладывать.…