Дмитрий Чернышев (mi3ch) wrote,
Дмитрий Чернышев
mi3ch

Categories:

эфиопское экономическое чудо



Интересно сравнить великую и богатую Россию с нищей и отсталой Эфиопией. В обеих странах власть радикально поменялась в 1991 году.

Из статьи Сергея Шейхетова «От Великого голода к Великому экономическому чуду».

Эфиопия – одно из самых древних государств в мире. Последний император Хайле Селлассие, свергнутый в 1974 году, происходил из династии потомков царя Соломона. Эфиопия – одно из двух государств Африки, которое никогда не было колонизировано (второе – крошечная Либерия). В культурном, лингвистическом и даже в антропологическом плане Эфиопия резко отличается от своих соседей. Автор теории «Столкновения цивилизаций» Самюэль Хантингтон выделяет Эфиопию в отдельную цивилизацию, отличную от африканской.

В последние 20 лет страна демонстрирует фантастически экономический рост. С 2000 года ВВП вырос практически в 10 раз, что позволяет говорить об «эфиопском экономическом чуде».


В 1983–85 годах засуха и некомпетентная политика социалистического правительства полковника Мегисту Хайле Мариама привела к Великому эфиопскому голоду – крупнейшей гуманитарной катастрофе в XX столетии, в ходе которой погибло около миллиона человек. Фотографии умирающих детей со вздувшимися животами, которые до сих пор ассоциируются с Тропической Африкой – это как раз оттуда, из Эфиопии 1980-х.

К концу двадцатого века Эфиопия оставалась очень бедной страной. Более 50% населения жило в нищете (менее, чем на 1,5 доллара в день). Экономика страны оставалась аграрной, а население быстро росло – типичная ловушка, в которую попадают многие развивающиеся страны. В ситуации, когда экстенсивное сельское хозяйство невозможно развивать из-за недостатка территории, а смертность населения, благодаря современной медицине, резко сокращается, в стране начинаются социальные потрясения. В соседней Руанде они вылились в ужасный геноцид. В конце прошлого века Эфиопия имела все шансы последовать по пути Руанды.

В 1991 году режим «красного негуса» Менгисту Хайле Мариама рухнул. К власти пришло более умеренное правительство Мелеса Зенауи. Уже первые шаги нового правительства – ликвидация колхозов и госхозов, а также окончание многолетней войны с Эритреей помогли стабилизировать экономику. А с 2000 года начался экспоненциальный рост.

В отличие от большинства ⁠постсоветских стран Эфиопия не стала полностью либерализовать экономику. Государство ⁠не только сохранило командные высоты ⁠в экономике, но и в целом проводит очень активную экономическую политику. ⁠В 2000-х ⁠годах государственные инвестиции в экономику (в первую очередь, ⁠в развитие инфраструктуры) превышали 40% ВВП. По сути, почти все деньги, которые государство получало в виде налогов и иностранной помощи, вкладывались в строительство. В результате в 2000-е в стране начался строительный бум, который продолжается до сих пор.

В Эфиопии строятся современные дороги. Когда едешь по шестиполосному хайвею Аддис-Абеба – Адама, только природа напоминает, что находишься в Африке, а не, скажем, в Германии. Заканчивается модернизация (а по сути, строительство с нуля) скоростной железной дороги Джибути – Аддис-Абеба. Эфиопия не имеет выхода к морю, поэтому эта железная дорога критически важна для национальной экономики. Практически завершено строительство гигантской гидроэлектростанции «Хидасэ» на реке Нил. ГЭС, называние которой переводиться с амхарского как «Возрождение», станет самой крупной электростанцией на континенте и позволит вырабатывать 16 Гигаватт. После того, как станция выйдет на проектную мощность, Эфиопия сможет не только себя обеспечивать электроэнергией, но и продавать ее в соседние страны на сумму не менее миллиарда долларов в год.

Аддис-Абеба стал вторым городом в Африке (после Каира), в котором было построено метро, а также едва ли не единственным городом на континенте, которому удалось решить проблему трущоб. История с трущобами очень показательна. Они есть во всех африканских городах, в таких районах проживают десятки миллионов человек. Муниципалитеты пытаются бороться с трущобами, но не очень успешно. Ведь, если сносить трущобы, нужно куда-то переселять их многочисленных жителей, а это стоит очень дорого. Правительства африканских стран предпочитают оттягивать решение этого вопроса как можно дольше. Например, в столице Кении Найроби до сих пор существует один из самых крупных трущобных районов в мире – Кибера, в котором проживает более полутора миллионов человек. В соседней Танзании само слово «трущобы» (slum) находится под запретом, хотя трущобы, конечно, от этого никуда не деваются.

Правительство Эфиопии пошло другим путем. В 2005 году началось масштабное строительство государственных жилья для бедных, сопоставимое со строительством «хрущевок» в СССР. За последующие 10 лет было построено более 200 000 квартир. Окраины столицы теперь представляют собой бескрайние кварталы одинаковых четырёхэтажных домов. С эстетической точки зрения новые районы выглядят ужасно. Но зато в государственных домах есть электричество, канализация и водопровод. Жители трущоб получают возможность переехать в государственные квартиры, уплатив небольшой первоначальный взнос. Потом, на протяжении 20 лет, они должны постепенно выплатить стоимость жилья и после этого квартира переходит в их собственность.

Помимо модернизации инфраструктуры перед правительством Мелеса Зенауи стояла задача диверсификации экономики страны. Экстенсивное сельское хозяйство уже не могло прокормить стремительно растущее население, поэтому было принято решение создавать промышленность. Индустриализация начиналась с кожевенных и швейных фабрик, но уже в 2010-е стали расти и более сложные производства. Здесь большую роль сыграл китайский бизнес.

Китайцы охотно переносят сборочные производства из Китая в Эфиопию. Сегодня на китайских заводах в индустриальной зоне Аддис-Абебы делают легковые машины, лифты и холодильники. Китайская Huajian Group производит в Эфиопии обувь, в основном под марками Guess и Calvin Klein, которая потом продается в США и странах ЕС. Объем этого бизнеса составляет несколько миллиардов долларов в год. Можно сказать, что уже сейчас многие товары Made in China на самом деле производятся в Эфиопии.

Отдельного внимания заслуживает Ethiopian Airlines – самая успешная авиакомпания Африки и самый узнаваемый эфиопский бренд. В последние годы она росла двузначными темпами и превратилась из регионального перевозчика в глобального, а аэропорт Аддис-Абебы Боле стал хабом для путешественников, которые летят из Южной Америки в Европу и Азию.

Несмотря на очевидные успехи в диверсификации экономики, Эфиопия все же до сих пор остается аграрной страной. В сельском хозяйстве занято большинство населения. Но даже и здесь наметились изменения к лучшему. Помимо традиционных культур, таких как кофе, кукуруза и теф, в Эфиопии стали выращивать цветы. Ежегодно цветочные фермы выращивают более 2 миллиардов роз, которые самолетами доставляют в Голландию. Здесь цветы из Африки перераспределяются и самолетами же доставляются во все европейские страны. Голландские розы, которые так популярны в России, на самом деле выращены в Эфиопии и Кении.

Результаты экономического развития Эфиопии не просто удивляют – ошеломляют. С 2000 по 2019 год ВВП страны рос в среднем на 9,9% в год. В отдельные годы Эфиопия демонстрировала самый быстрый экономический рост в мире. При этом росла не только экономика, но и население. Если в конце 20-го века население страны составляло 80 миллионов, то в 2019 году – уже 110 миллионов. Обычно в такой ситуации экономический рост «съедается» растущим населением и страна в итоге все равно остается нищей. Эфиопию, конечно, нельзя назвать богатым государством, но количество населения за чертой крайней бедности стабильно сокращается. Если двадцать лет назад тех, кто живет менее чем на полтора доллара в день было более 50%, то в 2011 – уже 30%, а в 2016–24%. Средняя продолжительность жизни выросла с 55 лет в 2000 году до 66 в 2017. Детская смертность сократилась более чем в 2 раза.

В страну, из которой 20 лет назад бежали в поисках спасения от голода более 2 миллионов человек, стали возвращаться эмигранты. Правительство старается всячески стимулировать репатриацию, предоставляя вернувшимся льготные условия для ведения бизнеса. В то же время, транснациональные корпорации прилагают большие усилия, чтобы выйти на привлекательный эфиопский рынок.

В чем секрет эфиопского экономического чуда? В отличие от «нефтяных» экономик Анголы или Нигерии, которые также выстрелили в нулевые годы, в Эфиопии нефти нет. Быстрый рост связан в основном с грамотной экономической политикой правительства. Мелеса Зенауи называют наиболее последовательным сторонником китайской экономической модели. Это действительно так. Так же, как и Китай в 1990-е, Эфиопия вкладывала колоссальные ресурсы в инфраструктуру, развивала промышленность и не торопилась открывать свой рынок иностранным корпорациям.

Так же, как и его китайские коллеги, Зенауи на протяжении своего двадцатилетнего правления жестко боролся с коррупцией и криминалом. В результате Эфиопия сегодня – одна из наименее коррумпированных африканских стран. А эфиопская столица Аддис-Абеба – один из немногих африканских мегаполисов, по улицам которого можно более или менее безопасно гулять, не опасаясь быть ограбленным.

Политическую систему Эфиопии сложно назвать демократической. Оппозиция подвергается репрессиям. А этнические сепаратисты, которых в многонациональной Эфиопии очень немало, подавляются еще жестче, в том числе при участии армии. Однако жесткость политической системы можно понять и объяснить. У Эфиопии перед глазами печальный пример соседних Сомали и Южного Судана.

На протяжении последних 10 лет многие экономисты из авторитетных международных организаций предсказывают скорое окончание эфиопского экономического чуда. Одной из серьезных предпосылок проблем в экономике называют низкую производительность труда. В 2000-е производительность труда выросла почти в 3 раза, а за последнее десятилетие не только не росла, но даже снижалась. С точки зрения правительства Эфиопии в этом нет ничего страшного. Более того, правительство не так уж заинтересовано в том, чтобы производительность туда повышалась.

В стране явный переизбыток экономически активного населения. Если повышать производительность труда, этот избыток станет некуда девать. Именно поэтому в Эфиопии до сих пор можно увидеть крестьян, которые обрабатывают пашню даже не плугом, а мотыгой, так же как их предки тысячи лет назад. Кроме того, невысокая производительность способствует дешевизне рабочей силы. Рабочий на конвейере получает в Эфиопии чуть больше 100 долларов в месяц – в пять раз меньше, чем в Китае. Естественно, такой порядок цен стимулирует Китай и другие страны переносить производство в Эфиопию.

Согласно классификации Всемирного банка, Эфиопия все еще входит в группы стран с низким доходом – low income country (всего этих групп – 4). Правительство поставило цель в 2025 году перейти в группу low middle income. Судя по текущим тенденциям у Эфиопии, есть все шансы добиться поставленной цели.

Tags: политика, технологии
Subscribe

Posts from This Journal “политика” Tag

  • ультиматум

    25 октября истекает срок ультиматума, который Беларусь предъявила Лукашенко. Таракан должен уйти. Возникает вопрос — а что будет дальше? А если он…

  • забыть про отрицательную селекцию

    Тема сегодняшнего обсуждения на канале « Пора сойти с карусели» — отбор политиков. 1. Суть проблемы Во время выборов мы постоянно покупаем кота…

  • прокурорские

    Прокуратура ищет в вузах критикующих путинскую Россию и «шатающих» режим и требует уведомить о мероприятиях, направленных на «формирование…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 77 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →