Дмитрий Чернышев (mi3ch) wrote,
Дмитрий Чернышев
mi3ch

русский летчик



Иван Васильевич Смирнов. Из крестьян. Когда началась Первая мировая война, Иван с двумя приятелями убежал из дома в действующую армию. Служил в команде полковых разведчиков и уже в 19 лет был награжден первым Георгиевским крестом. В разведке получил ранение в ногу. Была повреждена кость, ногу хотели ампутировать, но он отказался и был помещен в госпиталь, расположенный рядом с аэродромом. После лечения подал рапорт о переводе в авиацию и в 1915 году был зачислен в Севастопольскую военную авиационную школу. За год пребывания на фронте в качестве лётчика-истребителя сбил 12 самолётов. Из них 9 побед (3 личных и 6 групповых) являются подтверждёнными. Сам не был сбит ни разу. По количеству полученных им наград Смирнов стал вторым в российском военно-воздушном флоте. Среди его наград (кроме солдатского Георгия) были Золотое оружие, орден Св. Анны, орден Св. Георгия, орден Св. Станислава, орден Св. Владимира с мечами, Орден Белого Орла, французский орден «Croix de Guerre».


В 1917 году был предупреждён своим механиком о запланированном убийстве офицеров и бежал. Сумел добраться до Англии, где был зачислен инструктором в авиационную школу. После окончания войны школа была закрыта. В 1919 году во время гражданской войны приезжал в Россию и находился в войсках ВСЮР А. И. Деникина в Новороссийске. При эвакуации города вновь эмигрировал. Жил в Англии и Франции, где одно время был шеф-пилотом при Российском представительстве в Париже.

С 1922 года обосновался в Нидерландах, работал лётчиком частной бельгийской авиакомпании SNEYA, затем стал пилотом голландской авиакомпании «Королевские Голландские авиалинии». В 1940 году, в связи с начавшейся Второй мировой войной, Смирнов с женой переезжает в Батавию (главный город Нидерландской Индии на Яве). После атаки на Перл-Харбор и начала войны на Тихом океане Смирнов вступает в голландские военно-воздушные силы.

2 марта 1942 года, незадолго до захвата Батавии японцами, Смирнов вылетел на транспортном DC-3 с беженцами в Австралию. На борту самолета, кроме Смирнова, находились второй пилот, механик, радист, авиаторы голландских ВВС, служащие компании KLM, женщина с маленьким ребенком. DC-3 не имел сидений для пассажиров, и на сидение помощника капитана посадили женщину с ребенком. Остальные расположились на полу. Перед вылетом начальник аэропорта Ханс Виссе вручил Смирнову опечатанную коробку размером с ящичек из-под сигар. Коробка предназначалась представителю Объединённого Австралийского банка. В ней находились алмазы на общую сумму триста тысяч фунтов стерлингов, но Смирнов об этом не знал и просто положил коробку в сейф на борту.

Когда до Брума оставалось около 80 км, самолет Смирнова атаковали три японские истребителя. Пулеметные очереди пробили обшивку самолета, и четыре осколка ранили русского летчика. Получили ранения и пассажиры. После очередной атаки японцев загорелся один из моторов DC-3. Несмотря на это, Смирнов сумел долететь до берега и посадить повреждённый «Дуглас» на небольшой пляж, направив самолёт в сторону океана, так, чтобы пробег закончился в полосе прибоя. Его расчёты полностью оправдались, и волны захлестнули пылающий двигатель. Пожар прекратился.

Японские истребители стали поливать пулеметными очередями приземлившийся «Дуглас». Количество раненых на борту прибавилось. Приказав всем покинуть самолет, русский летчик попросил радиста связаться по радио с Брумом и попросить помощи. Тому удалось передать сигналы SOS

Спустя год после этого происшествия, один из пассажиров, голландский лейтенант Питер Эйдриен Крэмерус так описал происходившее:
"В Бандунге мне приказали поступить в лётную школу в Австралии, куда я должен был отправиться следующим самолетом. Это был DC-3, капитаном которого был Иван «Турок» Смирнофф, урожденный русский, натурализованный голландский гражданин. После того как на рассвете мы добрались до Австралии, нас атаковали три японских истребителя, возвращающиеся после налёта на Брум. Когда правый двигатель неожиданно загорелся, все испугались, что огонь распространится на топливные баки. Смирнофф показал исключительное летное мастерство, невиданное ранее, уйдя в крутой штопор и приземлившись на брюхо на пляже. Когда Дуглас почти остановился, Иван мастерски повернул нос самолета к краю прибоя, тем самым погасив пожар».

Смирнов занимался ранеными и послал служащего KLM обратно в самолет за почтой, бортовым журналом и пакетом из сейфа. Когда тот выбирался наружу, набежавшая волна сбила его с ног и выбила у него из рук пакет-посылку. Смирнов решил, что ее поищут позже.

Днем скончалась женщина-пассажир. Вечером умер еще один, на рассвете скончался лейтенант голландских ВВС. Похоронив их, Смирнов прилег и заснул, но вскоре был разбужен шумом моторов японского бомбардировщика, который сбросил две бомбы на лежащий самолет Смирнова. К счастью они упали вдалеке от цели.

Русский летчик отправил двух голландцев на поиски воды, приказав им вернуться к полудню. Они вернулись только к закату, покрытые солнечными ожогами. На третье утро скончался 18-месячный ребенок, которого похоронили рядом с матерью. Из имеющихся на самолете резиновых и медных трубок, керосиновой банки и горелки Смирнов собрал примитивный опреснитель морской воды, но производимого им количества пресной воды было все равно недостаточно.

Четвертое утро ничего не изменило в положение пострадавших. Тогда Смирнов, разделив оставшуюся воду между четырьмя голландцами сказал: «Другого выхода нет — вы должны идти в город Брум, иначе мы все погибнем». Смирнов не знал, что ближайшей точкой, где можно было бы найти помощь, была скотоводческая заимка в 10 километрах к северу.

На пятый день прилетели два самолета RAAF и сбросили на прибрежный песок несколько ящиков. Уцелевшие беженцы бросились к ним и стали их рвать. В ящиках были еда, вода, лекарства, бинты, молоко и сигареты. Русский летчик вынул из кобуры револьвер и выстрелил в воздух, и это остановило измученных людей: после долгого голодания быстрое насыщение могло закончиться для них плачевно. Смирнов дал всем выпить немного воды, через некоторое время еще и только после этого разрешил им немного поесть.

Спас всех местный абориген Бернард Джордж, который увидел самолет и рассказал о нем голландцам. К выжившим направили спасательную экспедицию. Смирнов после лечения отправился в Сидней, где находилась в то время его жена. Во время остановки в Мельбурне его посетили полицейский детектив и служащий банка и спросили – где посылка? Только тогда Смирнов узнал о бриллиантах.



Бриллианты потом нашли аборигены, но это уже совсем другая история. А Смирнов продолжал летать до 1949 года. По некоторым сведениям, у него был шанс побывать на Родине в качестве пилота KLM, но разрешения на въезд в СССР он так и не получил. А место падения самолета DC-3 и по сей день называется Smirnoff Beach.

via

p.s.
Если интересно – про алмазы

Tags: history, война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 53 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →