Дмитрий Чернышев (mi3ch) wrote,
Дмитрий Чернышев
mi3ch

есть пити



В середине XIX века по России прокатилось несколько антиалкогольных бунтов.

Поводом к появлению массового трезвенного движения стал произвол откупщиков, санкционированный властями, заинтересованными в росте налоговых поступлений. Если в 1819 г. государственные доходы от питейных сборов составляли 22,3 млн р., или 16% ко всему государственному налогу, то в 1859 г. – 106,1 млн р., или 38%, а на следующий четырехлетний период откупная сумма была определена в размере 127,8 млн р. (целых 46%); особенно резкий рост налога наблюдался с 1854 г. Соответственно, росли и цены на водку для населения: после Крымской войны они выросли в два-три раза, а качество продукта сильно ухудшилось. Норма прибыли откупщиков составляла 110%, что было в 10-11 раз выше нормы прибыли во внутренней торговле по стране.

Отдельные выступления против откупов происходили в 1850-1854 гг. (Архангельская, Тульская, Саратовская губернии), но масштаб событий 1858-1860 гг. был куда серьёзнее. С августа 1858 г. в Ковенской, Виленской и Гродненской губерниях стали появляться общества трезвости, в которые к концу года вступил чуть ли не 1 млн человек только в первых двух губерниях (75% населения этих регионов); их поддерживало католическое духовенство. Однако с конца года массово отказываться пить стали крестьяне и в Саратовской, Тульской губерниях, с начала 1859 г. – в Калужской, Рязанской, затем в Тамбовской, Пензенской, с весны – в Костромской, Новгородской, Витебской, Воронежской губерниях; счёт его участников шёл на десятки тысяч в каждой губернии. Меньший масштаб был зафиксирован в других регионах, хотя общества трезвости добрались даже до Сибири. Всего движение охватило не менее чем 32 губернии.


В мае 1859 участники обществ трезвости перешли к погромам питейных заведений. Первые известные такие случаи относятся к Нижнему и Верхнему Ломову в Пензенской губернии. Всего в этом регионе было разгромлено 61 заведение (11 из них – дважды). Вскоре начались волнения на Спасской ярмарке в Тамбовской губернии, охватившие весь уезд. В Самарской губернии крестьяне и рабочие-отходники разгромили все винные лавки в городе Николаевске (полиция скрылась), а затем в течение июня-июля волнения охватили четыре уезда. Тогда же к движению примкнула Саратовская губерния, где в Вольске участники бунта разгромили все питейные заведения и склады, избили солдат и освободили арестантов; всего в губернии разнесли 98 заведений.

Самарские крестьяне – по данным III отделения – донесли до Оренбургской губернии слухи о том, что правительство хочет отменить откупную систему, но помещики сопротивляются, поэтому надо громить питейные дома, а затем расправляться и с помещиками. В результате разгромы питейных заведений охватили целый ряд уездов Оренбургской и Симбирской губерний. Крупные беспорядки были на ярмарке вокруг Волоколамска и в соседних уездах Московской и Тверской губерний. Зафиксированы выступления в Воронежской, Казанской, Вятской, Владимирской, Новгородской, Смоленской, Архангельской губерниях, попытки бунтов в Пермской и Таврической губерниях.

Всего, бунты охватили 15 губерний, было разгромлено более 260 заведений, из них 219 в Среднем и Нижнем Поволжье. Выступления подавлялись войсками, арестованы были около 780 человек. Военные суды назначали им удары шпицрутенами и отправляли в ссылку. Это были преимущественно государственные крестьяне, а также помещичьи крестьяне, отпускные и отставные солдаты, мещане, некоторые мелкие чиновники.

В 1860 г. было принято решение о замене с 1863 г. откупной системы на акцизную.

Фёдоров В. А. Крестьянское трезвенное движение 1858–1860 гг. // Революционная ситуация в России в 1859–1861 гг. М., 1962. С. 107–126. via



Из книги «Ты меня уважаешь?» саратовского краеведа В.И. Вардугина.

Об этой войне умалчивают учебники, хотя то была самая настоящая война, с орудийными залпами, погибшими и пленными, с победителями и побежденными, с судилищем над поверженными и празднованием одержавшими победу и получившими контрибуцию (возмещение убытков, связанных с войной). Баталии той неизвестной школьникам войны разворачивались на территории 12 губерний Российской Империи (от Ковенской на западе до Саратовской на востоке) в 1858 — 1860 годах.

Эту войну историки чаще называют «трезвенническими бунтами», потому, что крестьяне отказывались покупать вино и водку, давали зарок не пить всем селом. Водку откупщики буквально навязывали, если кто не хотел пить, ему все равно приходилось платить за нее: такие тогда установились правила… В те годы в нашей стране существовала практика: каждый мужчина приписывался к определенному кабаку, а если он не выпивал своей «нормы» и сумма от продажи спиртного оказывалась недостаточной, то недобранные деньги кабатчики взимали со дворов местности, подвластной кабаку. Тех же, кто не желал или не мог платить, секли кнутом, в назидание другим.

Виноторговцы, войдя во вкус, взвинчивали цены: к 1858 году ведро сивухи вместо трех рублей стали продавать по десять. В конце концов крестьянам надоело кормить дармоедов, и они, не сговариваясь, стали бойкотировать торговцев вином.

Что оставалось делать виноторговцам? Они сбавили цену. Рабочий люд не откликнулся на «доброту». Шинкари, чтобы сбить трезвеннические настроения, объявили о бесплатной раздаче водки. И на это люди не клюнули, ответив твердым: «Не пьем!» К примеру в Балашовском уезде Саратовской губернии в декабре 1858 года 4752 человека отказались от употребления спиртного. Ко всем кабакам в Баоашове приставили караул от народа для наблюдения, чтобы никто не покупал вино, нарушивших зарок по приговору народного суда штрафовали или же подвергали телесному наказанию. К хлеборобам присоединились и горожане: рабочие, чиновники, дворяне. Поддержали трезвость и священники, благословлявшие прихожан на отказ от пьянства. Это уже не на шутку испугало виноделов и торговцев зельем, и они пожаловались правительству.

В марте 1858 года министры финансов, внутренних дел и государственных имуществ издали распоряжения по своим ведомствам. Суть тех указов сводилась к запрету…трезвости!!! Местным властям предписывалось не допускать организации обществ трезвости, а уже существующие приговоры о воздержании от вина уничтожить и впредь не допускать.

Вот тогда-то, в ответ на запрет трезвости, по России и прокатилась волна погромов. Начавшись в мае 1859 года на западе страны, в июне бунт дошел и до берегов Волги. Крестьяне громили питейные заведения в Балашовском, Аткарском, Хвалынском, Саратовском и во многих других уездах. Особенный размах погромы приобрели в Вольске. 24 июля 1859 года трехтысячная толпа разбила там винные выставки на ярмарке. Квартальные надзиратели, полицейские, мобилизовав инвалидные команды и солдат 17-й артиллерийской бригады, тщетно пытались утихомирить бунтующих. Восставшие разоружили полицию и солдат, выпустили из тюрьмы заключенных. Только через несколько дней прибывшие из Саратова войска навели порядок, арестовав 27 человек (а всего по Вольскому и Хвалынскому уездам в тюрьму бросили 132 человека). Всех их следственная комиссия осудила по одному только показанию кабацких сидельцев, оговоривших подсудимых в расхищении вина (громя кабаки, бунтовщики не пили вино, а выливали его на землю), не подкрепляя свои обвинения доказательствами. Историки отмечают, что не зафиксировано ни одного случая воровства, деньги расхищали сами служащие питейных заведений, списывая пропажу на восставших.

С 24 по 26 июля по Вольскому уезду было разбито 37 питейных домов, и за каждый из них с крестьян взяли большие штрафы на восстановление кабаков. В документах следственной комиссии сохранились фамилии осужденных борцов за трезвость: Л.Маслов и С.Хламов (крестьяне села Сосновка), М.Костюнин (с.Терса), П.Вертегов, А.Володин, М.Володин, В. Сухов (с.Донгуз). Принимавших участие в трезвенническом движении солдат по суду велено было «лишив всех прав состояния, а нижних чинов — медалей и нашивок за беспорочную службу, у кого таковые есть, наказать шпицрутенами через 100 человек, по 5 раз, и сослать в каторжную работу на заводах на 4 года».

Всего же по России в тюрьму и на каторгу отправили 11 тысяч человек. Многие погибли от пуль: бунт усмиряли войска, получившие приказ стрелять в восставших. По всей стране шла расправа над теми, кто отважился протестовать против спаивания народа. Судьи свирепствовали: им велели не просто наказать бунтовщиков, а покарать примерно, чтобы другим неповадно было стремиться «к трезвости без официального на то разрешения».

Tags: history, война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 56 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →