Дмитрий Чернышев (mi3ch) wrote,
Дмитрий Чернышев
mi3ch

орден военных буддистов



Странно, что никто не снял еще фильма про барона фон Унгерн-Штернберга. Это был совершенно невероятный человек. Как по масштабу личности, так и по жестокости. Например, именно ему Монголия обязана своей независимостью.

Напомню, что Монголия провозгласила независимость от Китая в 1911 году после Синьхайской революции, когда начала распадаться империя Цин (тогда же и Тибет стал независимым государством). Но в 1919 году китайцы решили вернуть себе утраченные территории и оккупировали Монголию, разместив в Урге (Улан-Батор) гарнизон в семь-десять тысяч солдат. У китайцев было 72 пулемета и 18 орудий.

В 1920 году Азиатская Конная дивизия генерала Унгерн-Штернберга, теснимая Красной Армией, вошла в Монголию из Даурии. Азиатская Конная дивизия – звучало грозно, но на само деле в ней было всего несколько сотен человек. Унгерн попросил у китайцев разрешения пройти по территории Монголии, но получил отказ. Тогда он принял решение о о немедленном штурме Урги. Штурм провалился, поставив остатки дивизии перед выбором – отойти в Россию, где дивизия была бы неминуемо уничтожена Красной Армией, повторно штурмовать Ургу или умереть с голоду без запасов продовольствия. Унгерн начал готовиться к повторному, практически безнадежному штурму. Он пополнил свой потрепанный отряд монгольскими добровольцами и начал перехватывать китайские караваны

Известно, что монгольский правитель и первосвященник, «живой Будда» у монголов, Богдо-гэгэн VIII, находясь под китайским арестом, тайно переслал барону послание с благословением на освобождение Урги от китайцев. Перед началом решающего штурма произошло несколько важных событий. Один из унгерновких отрядов сумел с боем освободить Богдо-гэгэна из-под ареста и доставил в священный для монголов монастырь Манджушри-хийд. Это оказало деморализующее воздействие на китайцев.

Затем посреди белого дня Унгерн в одиночку въехал в Ургу. Его соратник Серебрянников рассказывает эту историю так: «Знавшие барона Унгерна отмечали его большую личную храбрость и неустрашимость. Он не побоялся, например, побывать в осажденной Урге, где китайцы дорого бы заплатили за его голову. Произошло это следующим образом. В один из ярких, солнечных зимних дней барон, одетый в своё обычное монгольское одеяние — в красно-вишнёвый халат, в белой папахе, с ташуром в руках, просто въехал в Ургу по главной дороге, средним аллюром. Он побывал во дворце главного китайского сановника в Урге, Чэнь И, затем мимо консульского городка вернулся в свой стан. На обратном пути, проезжая мимо тюрьмы, он заметил, что китайский часовой здесь мирно спал на своём посту. Это нарушение дисциплины возмутило барона. Он слез с коня и наградил спавшего часового несколькими ударами плети. Проснувшемуся и страшно испуганному солдату Унгерн пояснил по-китайски, что часовому на карауле спать нельзя и что он, барон Унгерн, наказал его за это. Затем он сел снова на лошадь и спокойно поехал дальше. Это появление барона Унгерна в Урге произвело колоссальную сенсацию среди населения города, а китайских солдат повергло в страх и уныние, внушив им уверенность, что за бароном стоят и помогают ему какие-то сверхъестественные силы…»

Перед штурмом на сопках вокруг Урги белые ночью зажгли большие костры. Китайцы были уверены, что к Унгерну подошли подкрепления, которые окружают город. 4 февраля 1921 года барон предпринял решающий штурм столицы. После жестоких боев город был захвачен, а китайцы изгнаны из Монголии.

После освобождения одной страны Унгерн решил освободить и другую страну. Он решил возродить возродить империю Чингис-Хана: Россия должна была единодушно восстать, а помочь ей изжить революцию должна Срединная империя. Унгерн вернулся с несколькими отрядами в Россию. В его Азиатской дивизии служили представители 16 национальностей. После нескольких сражений барон понял, что силы совершенно неравны и принял решение уходить в Тибет. Но солдаты и офицеры были уверены, что задуманный Унгерном поход обрекает их на неминуемую гибель и подняли восстание. В результате связанного Унгерна сдали красным и по личному распоряжению Ленина судили и расстреляли

Хорошее кино могло бы получиться про немецкого барона, русского генерала, монгольского князя и мужа китайской принцессы – барона фон Унгерн-Штернберга

via

Tags: history, война, китай
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 132 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →