Дмитрий Чернышев (mi3ch) wrote,
Дмитрий Чернышев
mi3ch

Categories:

золотые рубли



История с распродажей картин из коллекции Эрмитажа широко известна. За бесценок большевики продавали Тициана, Рубенса, Рембрандта, Рафаэля, Веласкеса, Ботичелли, Ван Эйка, Лукаса Кранаха Младшего. Продавали коллекционное оружие, скифское золото и сасанидское серебро via

Деньги шли на индустриализацию. Всего было продано шедевров на 20 миллионов золотых рублей. Но это были только цветочки. Основные деньги были взяты совсем в другом месте.




Колоссальные суммы принес государству Торгсин (торговля с иностранцами). В начале тридцатых было принято решение организовать продажу интересующих иностранцев товаров не за рубежом, а на территории СССР. Началось все скромно: одиннадцать портовых торговых баз, один универсальный магазин в Москве и четыре киоска — два на пограничных станциях и по одному в Баку и Тифлисе. Но уже через год число торговых точек синдиката превысило 400, а к августу 1933-го достигло 1500.

Помните у Булгакова: « Здесь они первым долгом осмотрелись, и затем звонким голосом, слышным решительно во всех углах, Коровьев объявил:
— Прекрасный магазин! Очень, очень хороший магазин!
Публика от прилавков обернулась и почему-то с изумлением поглядела на говорившего, хотя хвалить магазин у того были все основания.
Сотни штук ситцу богатейших расцветок виднелись в полочных клетках. За ними громоздились миткали и шифоны и сукна фрачные. В перспективу уходили целые штабеля коробок с обувью, и несколько гражданок сидели на низеньких стульчиках, имея правую ногу в старой, потрепанной туфле, а левую — в новой сверкающей лодочке, которой они и топали озабоченно в коврик. Где-то в глубине за углом пели и играли патефоны». Это Торгсин.



Швейцар на входе предупредил Коровьева и Бегемота: «У нас только на валюту».
Все начиналось «за валюту» и продавалось только иностранцам. Но потом оказалось, что у некоторых советских граждан есть валюта. Формально любой гражданин СССР мог получать переводы из-за границы от эмигрировавших или иностранных родственников. Только Госбанк выдавал в валюте лишь четверть суммы, а остальное выдавал в рублях по установленному им самим курсу.



И было принято решение в эпоху тотального дефицита и голода пустить в Торгсины советских граждан. Госбанк согласился принимать переводы со специальной пометкой "Торгсин" и обменивать валюту не на рубли, а на специальные торгсиновские талоны — ТОТы. Причем курс обмена был таким, что оголодавшим и обносившимся получателям переводов было чуть выгоднее брать талоны, чем обменивать валюту на черном рынке. Успех торговли был ошеломляющим. С полок сметалось все, что пользовалось хотя бы малейшим спросом.



А потом было принято решение – принимать в Торгсинах драгоценности, золотые царские рубли, нательные крестики, столовое серебро – все, что еще оставалось ценного у населения. Государство получало колоссальную выгоду, ведь в торгсиновских точках подавляющее большинство самых необходимых продуктов (крупы, масло, сахар) продавалось вдвое-втрое дороже, чем при поставках на экспорт. В одном из документов Торгсина с удовлетворением отмечалось, что в Польше за один доллар можно купить 1,3-1,8 кг масла, а в СССР — 250-400 г. При этом накладные расходы были минимальны.

За несколько лет в нищей и голодной стране Торгсины выкачали из людей практически все, что возможно – «Сдавайте валюту, граждане». За выполнение плана по сбору золота и валюты с Торгсином соревновалось ОГПУ. Чекисты принялись следить за покупателями в Торгсине, выявляли «держателей ценностей», а затем привычными методами (угрозы, аресты, обыски, конфискации) заставляли все сдавать государству безвозмездно. Во время голода 30-х передвижные торгсиновские магазинов «кочевали» по голодным деревням, обменивая муку на бытовое золото. Истощенные люди отдавали последнее: нательные крестики, обручальные кольца и спрятанные на черный день царские червонцы. Они хотели выжить и спасти своих детей. Торгсин за четыре года своей работы обменял у советских граждан на продукты более 64 тонн весового золота. В 1932 году по объёмам выручки Торгсин занимал 4-е место среди советских поставщиков валюты, уступая лишь главным статьям экспорта - нефти, зерну и лесу. В 1933 году, благодаря голоду в стране, он вышел на первое место. Синдикат был впереди всех экспортных объединений не только по сумме полученной валюты, но и по «валютной эффективности экспорта» - показателю соотношения экспортной цены товаров к их себестоимости. Экономисты сегодня утверждают, что в 1933-м Торгсин получил на 78 миллионов золотых рублей больше, чем могли бы получить за эти же товары советские экспортеры, продав их за рубежом. via



В январе 1936 года Торгсин был ликвидирован. Он принес государству 287 млн золотых рублей – сравните эту сумму с проданными шедеврами Эрмитажа.

Привлеченная сумма золотовалютных ценностей была сопоставима с расходами на оборудование для десяти гигантов социалистической промышленности: Горьковского автозавода (43,2 млн руб), Сталинградского тракторного (35 млн руб.), Автозавода им. Сталина (27,9 млн руб.), Днепростроя (31 млн руб.), Господшипника (22,5 млн руб.), Челябинского тракторного завода (23 млн руб.), Харьковского тракторного завода (15,3 млн руб.), Магнитогорского меткомбината (44 млн руб.), Кузнецка (25,9 млн руб.) и Уралмаша (15 млн руб.)

p.s.
Специально для «патриотов»:
история про американское решение проблемы пополнения золотого запаса – конфискация
история про итальянское решение проблемы пополнения золотого запаса – Алтарь Отечества

via
via

фейсбук
Tags: history, москва, технологии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 232 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →