Дмитрий Чернышев (mi3ch) wrote,
Дмитрий Чернышев
mi3ch

Category:

ребенок и все все все

Из книги Филиппа Арьеса "Ребенок и семейная жизнь при старом порядке". Часть 1

Пребывание в семье или в обществе в качестве ребенка было слишком кратким и слишком незначительным, чтобы нашлось время или причина для его запоминания или пробуждения чувств по отношению к этому периоду. С ребенком забавлялись как с животным, как с маленькой бесстыдной обезьянкой. Если он умирал в этот период, как это часто и случалось, кто-то мог переживать, но общим правилом было не обращать на это слишком большого внимания, ведь скоро на его месте появлялся другой. Ребенок в каком-то смысле оставался анонимным.

Вплоть до конца XVII века существовала терпимость к детоубийству. Речь не идет о разрешенной практике, как в Древнем Риме; детоубийство было преступлением, которое сурово каралось. Однако к нему прибегали тайно, достаточно повсеместно, маскируя под несчастный случай, – дети умирали от нечаянного удушения в постели родителей, с которыми они спали. Никто не признавался в том, что помогает природе умертвить создания, в столь малой степени обладающие самостоятельным существованием, но никто и не рассматривал это как позор. Эти случаи относились к числу этически нейтральных вещей.

Появился особый вид чудес – воскресение умерших некрещеных детей на время, необходимое для выполнение таинства. В XVI и XVIIвеках такие чудеса стали обыденными, существовали специальные святилища, где происходили такого рода события. Их мило называли святилищами "отсрочки". Возник обычай класть умерших детей на алтарь, ожидая признаков оживления, чтобы окрестить их. Удивительным и волнующим было сверхъестественное самовозгорание свечи во время воскресения, именно это казалось экстраординарным, а не "отсрочка".

Лишь в XVII веке начали изображать реального ребенка обнаженным. Раньше он был в пеленках или в одежде. С другой стороны мы знаем, что со Средних веков душу изображали в виде обнаженного ребенка. Однако существует несколько редких и любопытных случаев, когда душа также изображается запеленатой.

Санчо Панса не может назвать точного возраста своей дочери, которую он очень любит: Ей около пятнадцати, может, года на два старше или младше, во всяком случае она большая, ростом с копье, свежа, как апрельское утро".

Когда Томас Платтер, гуманист и педагог рассказывает о своей жизни, он указывает время и место своего рождения, но с осторожными комментариями: "Прежде всего, я ни в чем так мало не уверен, как в дате своего рождения. Когда мне пришла в голову мысль справится о дне, когда я родился, мне ответили, что появился я на свет в год 1499 на сыропуст... как раз, когда звонили к мессе".


В средневековом трактате "Большое собрание всякого рода вещей" говорится о возрастах. Их семь и они соответствуют планетам.
"Первый возраст - детство (enfance), которое сажает зубы, и начинается этот возраст с рождением ребенка и продолжается до семи лет.

За детством следует второй возраст, называемый pueritia, и называют его так потому, что человек в этом возрасте подобен глазному зрачку, и продолжается этот возраст до 14 лет.

Потом наступает очередь третьего возраста. Его называют отрочеством (adolescence), которое длится до 28 лет. В этом возрасте члены гибки и могут еще расти.

После наступает молодость (jeunesse) - она находится в середине между всеми возрастами, и человек в этот период достигает своей самой большой силы. Молодость продолжается до 45 лет по Исидору или до 50, если отталкиваться от других авторов.

Потом наступает зрелость (senecte)". Исидор называет ее тяжестью, потому что в этом возрасте человек очень тяжел в поступках и манерах. В этом возрасте человек еще нестарый, но уже прошел молодость.

После этого возраста приходит старость (viellesse) – одни утверждают, что она длится до 70 лет, другие – что она не кончается до самой смерти. Согласно Исидору, старость называется так, потому, что старики превращаются в младенцев – они не понимают здравого смысла и на старости лишаются разума. Последняя стадия старости на латыни называется sensis

Одно из стихотворений XIV века развивает тему возрастного календаря:
Шесть первых лет человеческой жизни
Подобны январю,
Когда все слабо и бессильно,
Как и ребенок до шести годов...

Или в другой версии XIV веа:
В следующие шесть лет сил становится больше...
Назовем это феврале,
За которым, наконец, наступит весна
...
И когда человеку исполняется восемнадцать,
Он думает, что ему не страшна тысяча смертей,
Март становится жарким
Вслед за ним приходит красота
...Месяц, который следует за сентябрем,
Называется октябрь,
Когда же исполняется шестьдесят лет,
Человек становится седым стариком,
И ему пора вспомнить,
Что пришло время умирать
Tags: history, детское, книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →