Дмитрий Чернышев (mi3ch) wrote,
Дмитрий Чернышев
mi3ch

Category:

Шабли 1.1

Пост является рекламой хорошего вина.

_MG_8307_m

Маяковский ответил своим «Ешь ананасы, рябчиков жуй…» на строчку Северянина «с икрою паюсною рябчик, кувшин шабли и стерлядь из Шексны».

Шабли – это небольшой городок в Бургундии. 2500 человек. Первое шардоне посадили здесь монахи еще в XII веке. Сегодня шабли считается международным эталоном среди белых сухих вин. Более 80% всего шабли уходит на экспорт.


_MG_8335_m

Миллионы лет назад на месте Шабли было теплое море. Оно образовало киммерийский слой известняка с глиной толщиной до 80 метров. На этом известняке и растет сейчас виноград. Видел в Шабли объявление о продаже 10 соток виноградника. 35 000 евро. Десять соток – это около 1000 бутылок в год.

_MG_8317_m

Покровителем Шабли является Cвятой Мартин. Когда то он отдал половину своего плаща нищему. И извинился, что не смог отдать все – вторая половина принадлежала армии. Этого поступка было достаточно, чтобы объявить Мартина святым. И сегодня в его честь выпускается прекрасное вино Chablis Saint Martin

_MG_8342_m

В конце XIX века по всем виноградникам мощнейший удар нанесла филлоксера – миллиметровая тля, завезенная из Северной Америки. Насекомое подтачивало корни лозы и уничтожило более половины всех виноградников Франции. Роберт Льюис Стивенсон писал: «Неодолимая гусеница завоевывает солнечные земли Франции. Бордо больше нет. Шатонеф погибло, а я так и не пригубил его. Эрмитаж — воистину эрмитаж всех жизненных печалей — бездыханно поник вдоль речных берегов... Нет, не только Пан, сам Бахус погиб». Стивенсон назывл тлю гусеницей потому, что никто не знал – какой именно вредитель напал на виноградники. И война с невидимым врагом шла вслепую: виноградники кормили как на убой удобрениями, впрыскивали в почву серу, топили, обкуривали, жгли лозу, поливали ее коровьей мочой, пересыпали купоросом.

Через несколько лет правильный диагноз поставил французский ботаник Жюль Эмиль Планшон. Он предложил прививать французскую лозу к американскому корню, который был гораздо толще и который филлоксера не могла повредить. Его объявили предателем. Сама мысль «порчи» породистых французских сортов винограда «варварскими» американскими казалась французам дикой. Газета Le Temps писала: «Ни один из участников дегустации американских вин не решился опустошить бокал. Хотя, конечно, следует признать, что эта самая красная жидкость — не будем компрометировать слово «вино» — имеет крепость 14 градусов».

Но в конце концов доводы разума победили. Сегодня все французские виноградники растут на американских корнях. Считается, что человек, который изобретет более простой и дешевый способ защиты от филлоксеры, станет миллиардером.

_MG_8341_m

Хочу сказать несколько слов о человеке, радикально изменившим отношение к вину. Это американский винный критик Роберт Паркер. Его отец, никогда не употреблявший спиртных напитков, отличался удивительной чувствительностью к запахам. И это качество он передал своему сыну. Он обладает уникальным обонянием и способностью к различению вкусов и запоминает вкус однажды попробованного вина. Паркер не понимал, почему так называемые великие вина зачастую бывают на вкус водянистыми и кислыми, но об этом почему-то никто не говорит в открытую. Раньше вина описывались примерно так: "Это вино со вкусом сафьяна напоминает женщину со следами былой красоты, слишком переусердствовавшую с косметикой, которая так и не смогла замаскировать её морщины".

Паркер отказался от поэтических метафор и упростил систему оценки вина. Престижность терруаров, респектабельность виноделен, именитость владельцев его не волновали. Он оценивал вина исходя из своего вкуса и невзирая на лица. Он продегустировал 220 000 вин — до 10 000 вин в год — и все их откомментировал в своем знаменитом бюллетене The Wine Advocate. Паркер разработал 100-балльную шкалу оценки качества вин — по винтажам (годам урожая) — так называемую шкалу Роберта Паркера — на которую равняются все мировые винные рынки. 50 баллов означает ужасное вино, которое невозможно пить, а 100 – безусловный шедевр.

Про Паркера говорят, что от его оценки зависит благосостояние Франции. Существуют даже виноделы, которые специально изменяют вкус собственного вина специально "под Паркера".

_MG_8630_m

Цена надписи на бутылке Appellation d’origine cоntrolee (AOC) – наименование, контролируемое по происхождению – очень высока.
Она означает:
– что такое вино производится только на ограниченной территории
– только из традиционного сорта
– что урожайность контролируется
– что допустимы только установленные способы производства
– и что качество должно подтверждаться дегустацией вина.

Слова на этикетке Primier Cru означают, что виноград выращен на лучших участках (это около 5,2%)
Grands Crus – это самые лучшие участки (около 0,8% бургундских вин)

Вообще виноград проходит четыре стадии.
1. Сначала ему нужно тепло и отсутствие заморозков.
2. Потом для роста ягоды нужны дожди
3. Потом обязательно должно быть солнце – чтобы в ягоде накопился сахар.
4. А перед уборкой винограда должны стоять теплые дни, но прохладные ночи – чтобы ягода не теряла кислотность.

Такие погодные условия бывают не чаще одного-двух раз в десятилетие. Это великие годы.
Но самое страшное, что производитель не может ничего сделать, если с погодой не повезло. Он не может укрыть почву, когда идут затяжные дожди. Он не может даже полить свой виноградник во время засухи (!) – за это он сразу лишиться права носить гордое имя Appellation d’origine cоntrolee. Все должно быть натуральным. В любой момент может приехать проверочная комиссия и проверить любой из циклов выращивания производства. Ежегодно около 5% производителей теряют право писать на своей бутылке AOC – потом его долго и муторно пытаются восстановить.

Разрешается только разжигать костры во время заморозков. И еще накрывать виноград от града (но это только в Латинской Америке).
Производитель не может даже основать новый виноградник на своей земле – для этого он обязан вырубить старый такой же площади.

_MG_8632_m

Слева – так называемый цыганский штопор. Позволяет вынимать пробку из бутылки не повреждая ее. Он же – штопор дворецкого. Считалось, что дворецкие могут таким образом воровать хорошее вино у своих хозяев.

Справа – винтовая крышка. Я всю жизнь считал, что дубовая пробка – это круто. Оказывается, проводилось множество исследований, которые доказывали, что вино под закручивающейся алюминиевой крышкой может прекрасно сохраняться 15-20 лет. И уже в 1968 году во Франции официально было разрешено использовать винтовую пробку для укупорки столовых вин. А пробковая пробка может рассохнуться, пропустить воздух и испортить вино. От этого ежегодно портятся около 15% всех винных запасов.

Интересно, что еще в 2004 году Роберт Паркер предсказал, что к 2015 году пробка практически исчезнет

55

Если интересно – сколько может стоить четырехлетнее вино. Снимок из дьюти фри аэропорта Шарль де Голль

(окончание следует)
Tags: мои фотографии, путешествия, реклама
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 59 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →