March 3rd, 2021

look

смена метафоры



Много лет этот журнал велся по принципу «Мой дом — моя крепость». Я считал, что в собственном доме хозяин вправе устанавливать любые правила и не обязан ни перед кем отчитываться. Каким-то людям он рад и готов впустить их в свой дом, а каких-то не хочет пускать на порог. Это полное право хозяина дома. Не нравится — не приходите. Никто вам ничего не должен. Есть другие дома, куда вас пустят с распростертыми объятиями. У вас тоже есть полное право не пустить меня в свой дом. Все честно.

Сейчас я хочу попробовать изменить принцип ведения журнала. Сменить метафору с «мой дом — моя крепость» на «парламент — место для дискуссий». Мне вообще нравится концепция парламента. Я считаю, что это идеальная форма правления для России. У вас есть своя точка зрения, а у меня своя. Давайте попробуем хотя бы выслушать друг друга и, если получится, договориться. В парламенте есть право голоса у всех — либералов, монархистов, консерваторов, прогрессоров, гомеопатов, сторонников теории заговора, православных, вудуистов, ваххабитов и т.д. до тех пор, пока они соблюдают парламентские нормы.

И вот эти правила я хотел бы с вами обсудить — как сделать так, чтобы парламент не превратился в помойку.

Collapse )
look

руки коротки



В Нью-Йорке есть очень известная Джульярдская школа — одно из крупнейших американских высших учебных заведений в области искусства и музыки. Однажды по коридорам школы шел один из ее преподавателей, который услышал из-за закрытой двери, как кто-то на приемных экзаменах импровизирует над «Прелюдией до-диез мажор» Рахманинова. Исполнение возмутило профессора своей необычностью — некоторые ноты были исполнены чисто, а другие были заменены. Профессор влетел в аудиторию, чтобы поставить на место пианиста, кощунственно искажающего классику.

Collapse )
look

первая волна



К вопросу о том, как не забывать о войне. Тела 9000 погибших (союзники, немцы и гражданские лица) при высадке в Нормандии в 1944 году. Современная инсталляция. Арроманш-ле-Бен, Нижняя Нормандия.

Collapse )
look

ноты



Один советский композитор в шутку говорил другому:
Ну какой же ты композитор? Ты же даже в ноты никогда не попадаешь.
Ми — не ми, ре — не ре, до — не до, ля — не ля

О каком композиторе шла речь?

Комментарии скрываются
Ответ завтра

upd
Первый talkingfisch

Collapse )