February 27th, 2021

look

белоснежность наших одежд



Фейсбук решил, что слово «говно» нарушает нормы сообщества и забанил меня на три дня. Такие правила у социальной сети. Настучал кто-то в конфликтную комиссию. А говно, вбрасывающее фейки про немецкое гражданство Юлии Навальной, не забанено. А чо такова? «Ну обосрался и обосрался, чего бубнить-то» ©

p.s.
Сегодня схожу прогуляюсь к Большому мосту. Никого не зову с собой и ни к чему не призываю.

look

ад пуст — все бесы здесь



Когда я только начинал вести журнал в ЖЖ (тогда еще были инвайты), я очень высоко ценил атмосферу Живого Журнала — большинство читателей были интеллигентны или хотя бы остроумны. Не было никакого амикошонства, никто никому не дерзил и не хамил. Практически все обращались друг к другу на вы.

Потом начался взрывной рост аудитории и средний уровень дискуссии резко упал. Я впервые начал банить спамеров, хамов и дураков. Не потому, что я пытался скрыть ПРАВДУ или боялся их неотразимых доводов — я не боюсь никого и могу дискутировать совершенно с любым человеком. Банил же я людей, угрожающих мне и моим детям, людей, оскорбляющих собеседников и людей, призывающих убивать украинцев или евреев. Мне казалось, что журнал от этого только выиграет: «Встал поутру, умылся, привел себя в порядок — и сразу же приведи в порядок свою планету. Непременно надо каждый день выпалывать баобабы, как только их уже можно отличить от розовых кустов: молодые ростки у них почти одинаковые. Это очень скучная работа, но совсем не трудная».

Я не боюсь никакой критики и оскорблений. В мире есть только несколько десятков человек, мнение которых что-то значит для меня. За время ведения журнала я получил более двух миллионов комментариев — не думаю, что вы сможете меня оскорбить или поразить до глубины души. Особенно учитывая, что практически все хамы являются клиническими трусами. Еще ни разу ко мне не подошел ни один человек и не попытался повторить мне в лицо ни одно из своих отважных оскорблений в интернете.

Collapse )
look

а нас-то за что?



После Второй Мировой войны в Нюрнберге судили не только нацистских главарей. Прошел и специальный процесс над нацистскими судьями

После вынесения приговора один из гитлеровских судей закричал: «Но я же не знал, что дело дойдет до этого!»

На что судья ему ответил: «Господин судья, дело дошло до этого, когда вы в первый раз вынесли приговор невиновному человеку»