August 13th, 2019

look

буревестник с криком реет, черной молнии подобный



В 1958 году компания Ford разработала Ford Nucleon — концепт-кар, работающий за счёт компактного ядерного реактора. Предполагалось, что на одной капсуле с ядерным топливом автомобиль сможет пройти около 8 000 км.

От проекта решено было отказаться по понятным соображениям: автомобили попадают в аварии, излучение опасно для людей, такая машина – прекрасный объект для терактов.

По этим же причинам в 50-60-х годах не были построены: атомные танки TV-1 и R32, атомные самолеты Convair X-6 и Ту-119, атомные локомотивы и прочая атомная техника.

Collapse )
look

мелочи



Гугл расширяет свой инструментарий.

Можно подбросить монетку
Можно бросить кубик 4, 6, 8, 10, 12, 20 граней
Можно крутить колесо с секторами или спинер
Можно настроить метроном
Есть свой калькулятор и своя палитра
Есть даже настройка дыхания для медитации

look

половина



Интересна история возникновения понятия «родственная душа». В диалоге Платона «Пир» Аристофан излагает миф о родственных душах.

Люди были трёх полов: мужского, женского и особого пола, который уже исчез и который сочетал в себе мужской и женский полы, — андрогины. Люди представляли опасность для богов, потому как были «страшны своей силой и мощью»:

Collapse )
Барт

Как разгоняют протесты в Гонконге



В Гонконге всё горячéе. Вчера я неплохо надышался газа и чуть не получил дубинкой по голове. Протестующие – уже не мирные студенты, да и полиция с ними не церемонится. Если вы до сих пор не понимаете, почему в Гонконге уже третий месяц беспорядки, то прочитайте этот пост, тут подробно разобраны причины.

Но сейчас я бы хотел рассказать, как ведут себя на митингах протестующие и полицейские. Сразу скажу для особо впечатлительных читателей: Гонконг – это не Россия, а то вдруг вы забыли.

Итак, начнём!

Collapse )
look

красивости



Из книги Петра Вайля «Стихи про меня»

Блок звучал слишком красиво, особенно про черную розу в бокале, но базовые установки — верные и знакомые. Как и алкоголические симп­томы, о которых мы в ту пору не знали: он был все заносивший в записную книжку патологиче­ский аккуратист и педант, подобно Веничке Еро­фееву и Довлатову. Красивость же в юности не мешает: небо сине, лица розовы, впечатления зелены. Отторжение начинается потом — словно приводя окружающее в единое серенькое соответствие. Услышав строки "В кабаках, в пере­улках, в извивах, / В электрическом сне наяву / Я искал бесконечно красивых / И бессмертно влюбленных в молву", Куприн почтительно спро­сил Блока: "Почему не в халву?" Со временем ощущение приторности возникло и росло, стало казаться, что даже по лучшим блоковским сти­хам кусками и крошками разбросана халва.