June 12th, 2019

look

рыба гниет



Есть такой прекрасный сербский писатель – Горан Петрович. У нас, к сожалению, его мало кто знает. А совершенно напрасно, он писатель уровня Милорада Павича. Так вот, у Петровича есть небольшой роман «Осада церкви Святого Спаса».

Действие книги происходит в XIII веке. Объединенное войско болгар и куманов вторгается в Сербию. У нас Китеж уходил под воду, а там монастырь поднимается в небо. И атакующие пытаются спустить его на землю. По наущению сарацинского механика они не обстреливают монастырь, а с помощью баллисты забрасывают в открытое окно одну маленькую рыбную кость, которая начинает отравлять защитников. И монастырь сразу опускается на тридцать саженей вниз. Кость перекрывает дыхание.

Collapse )
look

омон - номо



Российская полиция в начале ХХ века наркотики не подбрасывала и на бутылку в околотке не сажала. У нее были другие методы. Ничуть не лучше. Помимо карабина, револьвера и драгунской шашки, оружием полицейского служила нагайка со вставленной внутрь проволокой — ее удар рассекал даже самое толстое пальто. Такими нагайками манифестации и разгоняли. И по толпе тоже стреляли. А еще полиция сама выращивала террористов, пестовала их и лелеяла. Чтобы на борьбе с бомобометателями выбивать себе и деньги, и чины, и награды. И поборами полиция занималась и проституток крышевала. И фабриковала уголовные дела, заставляя людей откупаться. Студентов тоже отечественные полицейские очень любили избивать. «Умные нам не надобны. Надобны верные». Обыскивать тоже любили. Могли и листовку подбросить. А в участке избивали. Иногда и до смерти.

А еще задачей полиции было разведывать о «противозаконных сообществах» и «сходбищах, общей тишине и спокойствию противных», пресекать распространение прокламаций и «возмутительных воззваний», не допускать «совращения» в раскол, беспатентной торговли и сговора торговцев и производителей ради «повышения цен»; ловить «бродячий по улицам скот»; наблюдать за «сохранением в борделях тишины и возможной благопристойности». via

И продажна была эта полиция вся. Сверху и донизу. Деньги на секретную агентуру систематически разворовывали. Полицейские офицеры могли создавать вымышленных агентов и присваивать выдаваемые им деньги. Так, киевский подполковник Кулябко таким образом присвоил 30 тысяч рублей. Мало того, за деньги полицейские чины помогали революционерам избежать тюремного заключения или смягчали меры наказания.

А когда пришла Февральская революция, никто полицейским их преступлений не забыл. Их просто начали убивать на месте. Не большевики, они были еще совсем крошечной силой. Народ. Православные. Которые за Бога, царя и отечество.

Collapse )