December 4th, 2017

look

я могу рисовать только то, что я вижу



Клод Моне считал, что так как погода и солнечный свет постоянно меняются, то любой визуальный эффект длится не более семи минут. А этого времени недостаточно для рисования. Моне нашел для себя выход – он работал одновременно над несколькими полотнами, переходя от одно к другому с изменением освещенности. Жорж Клемансо однажды встретил его на маковом поле с четырьмя этюдами. В 1885 году Ги де Мопассан увидел Моне на побережье Ла-Манша с пятью-шестью картинами. Когда в 1901 году Моне пытался запечатлеть лондонский туман, его видели в окружение 90 картин. Иногда эффект освещения исчезал раньше, чем Моне находил нужный холст. Моне говорил: «Я пытался сделать невозможное — нарисовать сам свет»

via

look

генералы



Непосредственным начальником генерала Власова был командующий Волховским фронтом генерал Мерецков. Как и Власов, он был выходцем из русских крестьян. В самом начале войны Мерецков, будучи уже генералом армии и Героем Советского Союза, загремел в подвалы Лубянки. Так сказать, с райских высот советского элитного слоя в советскую преисподнюю. Всплыли какие-то показания военачальников, арестованных еще в 1937-38 гг. На Лубянке Мерецкова били, да так, что он уже не кричал, а ревел. Мало того: Пивоваров рассказывает, что следователь Шварцман мочился на лицо избитого до бесчувствия Мерецкова, дабы привести его в сознание. То есть буквально ссал на генерала армии и Героя Советского Союза. Но потом совковая фортуна выдала новый кульбит: прямо в тюрьме Мерецкова отмыли, переодели в новую форму и доставили к самому Сталину, который отечески посетовал, что генерал как-то неважно выглядит. Откровенно глумился усатый. После этого Мерецков всю войну, не рассуждая, защищал родное сталинское государство, ссавшее ему в лицо, заработал бриллиантовый орден «Победа» и закончил дни маршалом, депутатом и т.д.

Попутно вспоминается и еще один видный советский военачальник с довольно типичной судьбой. Перед войной его, по тогдашнему обыкновению, арестовали. На допросах ему выбивали зубы, ломали ребра, били молотком по пальцам, а также, как я читал где-то, засовывали в зад ножку табуретки. Вообще, надо сказать, табуретка была одним из самых любимых инструментов дознания в НКВД. Ею били по башке, по ребрам, на ножку перевернутой табуретки усаживали особо упорных арестованных, и так человек мог сидеть сутками. У особо продвинутых чекистов фантазии на тему табуретки были еще более смелыми. Короче, в один прекрасный день наш военачальник был чудесным образом освобожден, отмыт, одет, реабилитирован, а в 41-м уже стоял насмерть, защищая большевистскую власть и дорогого товарища Сталина.

via

look

стертые ступени



Пятидесятиметровая инсталляция весом более пяти тонн из ступеней эскалаторов смонтирована на сиднейской ж/д станции Wynyard.

look

понаехали



На фоне фабрики манекенов рассказ 20-летнего беженца из Ганы – как он цеплялся за днище грузовика, как его вылавливали из воды, в какой тесноте беженцы добирались до безопасных мест.