October 19th, 2017

look

туман войны



19 декабря 1941 года США создали специальное Управление по цензуре. Особенно тщательно цензурировались сообщения о погоде, передаваемые по радио. Американцы не хотели облегчать жизнь немецким подводным лодкам. С 15 января 1942 года по 12 октября 1943 года радиостанции ничего не говорили о дожде, снеге, тумане, ветре, давлении воздуха или температуре без разрешения Национальной метеорологической службы. Во время репортажа о футбольном матче в Чикаго радиодиктор получил от цензоров особую благодарность за то, что тот ни разу не произнес слово «туман», хотя туман был такой, что диктор не видел игроков на поле.

via

look

за Русь



Читаю комментарии к заявлению Ксении Собчак о своем решении участвовать в выборах президента 2018. Все обсуждают – что же это значит? Спойлер Навального? Попытка сделать выборы хоть немного интересными, и за это Собчак вернется в телевизор? «Уловка–22» – три кольца оцепления с пулемётами?…

Мне кажется, что это не значит ничего, кроме рекламного хода самой Ксении Анатольевны. Я очень удивлюсь, если ее фамилия окажется в бюллетене для голосования. По нескольким объективным причинам:

1. Сделав барьер в виде необходимости сбора 300 000 подписей (при этом на один субъект Российской Федерации должно приходиться не более 7500 подписей избирателей), Кремль сам выкопал себе ловушку, исключающую саму возможность таких пиар-акций, как введение нового кандидата. Собрать такое количество подписей силами Ксении Анатольевны физически невозможно. Напомню, что Алексей Навальный, обладая серьезной структурой, собирал эти подписи несколько месяцев.
Если вы увидите, что подписи успешно собраны, вы можете не сомневаться, что это работа Кремля

2. Мало собрать подписи – их надо еще предоставить в ЦИК одновременно (не ранее чем за 80 дней и не позднее чем за 45 дней до дня голосования). ЦИК России может признать эти подписи недействительными. Как это происходит мы видели множество раз – люди приходили со своими паспортами доказывать, что они на самом деле ставили подписи и им отказывали.
Если вы увидите, что ЦИК России принял решение о регистрации Ксении Анатольевны, вы можете не сомневаться, что это работа Кремля

3. Деньги. Президентская кампания стоит серьезных денег, которых у Ксении Анатольевны нет. Конечно, Кремль может позвонить серьезным людям и попросить их помочь госпоже Собчак. И серьезные люди не откажутся.
Как только вы увидите, что у Ксении Анатольевны появились деньги на предвыборную кампанию, вы можете не сомневаться, что это работа Кремля.

Станете ли вы тогда голосовать за нее?

p.s.
Из комментариев к словам Собчак: «Вы хотите показать свою активную позицию, но ваш кандидат недопущен к выборам? У вас нет своего кандидата? Отметьте Собчак».

Браво! Просто шедевр маркетинга! «Вам запретили есть пармезан? Пожуйте наш сырный продукт "Замазушка" в знак протеста!»
Хорошая попытка, Ксения, но нет.

p.p.s
От себя добавлю, что в случае окончательного запрета Алексею Навальному участвовать в выборах 2018 года, хорошим ходом было бы выставить в качестве кандидата его жену – Юлию Борисовну

look

отрыв



Соединенные Штаты – третья страна в мире по численности населения. Но если бы в США жило бы на один миллиард людей больше, они все равно остались бы только третьей страной по численности населения

via

look

чувство собственного достоинства



В России большинство приговоров оканчиваются лишением свободы, в Европе — только 9%. Средний срок заключения в Европе — 1 год 8 месяцев, в России — в разы больше. Неудивительно, что в России тюрьма не несёт исправления: рецидив в нашей стране 47%, тогда как в Европе 20-25%. Причем в России уровень рецидива за последнее время растёт, подтверждая бессмысленность усиления репрессий в целях «предупреждения» преступлений. Так, доля рецидивной преступности составляла в России в 1988 – 25,9% (вполне европейская норма); в 1997 – 33,7%; в 2013 – уже 47,7%.

Для сравнения:
Начальник тюрьмы в Турку (Финляндия) рассказывал, что с недавних пор в целях сохранения чувства собственного достоинства заключённых, каждому из них даётся ключ от камеры. Чтобы, уходя из «своей комнаты», осужденный закрывал бы ее на ключ, а возвращаясь, открывал дверь ключом. Разумеется, это не исключает контроля за содержимым камеры.

Начальник тюрьмы под Дублином (Ирландия) удивился вопросу о количестве заключённых в одной камере. «Конечно, по одному. Не могут же двое незнакомых мужчин проживать в одном помещении».

В тюрьме Фрайбурга (Германия) заключённые и тюремный персонал питаются из одного котла

via