August 31st, 2017

look

повар



Из сильного расследования «Фонтанки». С фотографиями, анкетами и документами

Официально признаётся, что за время операции в Сирии погибли 39 российских военнослужащих. Убитых и раненых бойцов группы Вагнера Министерство обороны в свою статистику вносить не должно, рассматривая эти потери как «миф о неких погибших "контрактниках" из "таинственной" организации». Публикацию Reuters, согласно которой в 2016 году Россия потеряла в Сирии 36 человек, а за семь месяцев 2017-го приблизительно 40, официальный представитель Минобороны генерал-майор Игорь Конашенков посчитал «глумлением», достойным презрения: «Снова в качестве источников какие-то слухи, данные соцсетей и выдуманные разговоры с якобы "запуганными" анонимными "родственниками и знакомыми"»

Боевые действия в Сирии в 2016 и в 2017 годах, как рассказали ветераны обеих кампаний, отличаются кардинально. В 2015 – 2016 годах, по словам участников событий, подготовка занимала до двух месяцев, боеприпасы на учёбу выделялись в неограниченном количестве, включая дорогостоящие выстрелы к противотанковым ракетным комплексам. В Сирии на вооружение группы поступали танки Т-72, системы залпового огня БМ-21 «Град», 122-мм гаубицы Д-30. Штаты образца весны 2016 года предусматривали 2349 человек личного состава, включая четыре разведывательно-штурмовые роты, управление группы, танковую роту, сводную артиллерийскую группу, разведку и подразделения обеспечения. В сирийской командировке одновременно находилось 1,5 – 2 тысячи бойцов. Боевые зарплаты и премии выплачивались вовремя, на ордена не скупились. Перед выводом из Сирии в апреле – мае 2016 года тяжелое вооружение и военная техника были сданы. Большая часть личного состава отправлена в резерв – сидеть дома и ждать вызова в командировку.

По прибытии в Сирию в начале 2017 года, по рассказам вернувшихся, на автомат выдавалось по 20 патронов для пристрелки оружия и по четыре магазина и 120 патронов в качестве боекомплекта. Вооружение состояло из автоматов АК-47 северокорейского производства, полученных от сирийской стороны и нескольких пулеметов Калашникова ПК и РПК. Второй роте достались ротные пулеметы образца 1946 года РП-46. В Советской армии это оружие в войсках было заменено на ПК и РПК ещё в 60-х годах прошлого века. Спустя пару недель на вооружение поступило несколько снайперских винтовок СВД и один или два АГС-17, что принципиально проблему не решало.

Вместо танков Т-72, сданных весной 2016 года, были получены четыре или пять Т-62. Вместо гаубиц Д-30 – около дюжины гаубиц М-30 образца 1938 года, давно снятых с вооружения в Советской армии. Количество потерь, превышающее потери 2016 года в разы, по мнению участников событий, объясняется не только нехваткой вооружения и военной техники, но и заметно снизившимся качеством личного состава. Дополнительный источник вербовки для Вагнера – население Донбасса.

На август 2017 года, по данным «Фонтанки», работа подразделений Вагнера в Сирии заключается в охране и обороне нефтеносных районов с основным объектом – заводом Хаян. По возможности – продвижение и захват территории. Основная база расположена на танкодроме примерно в 80 километрах от Хомса и в 40 километрах от завода Хаян. Кроме Вагнера на «Танкодроме» базируются отряды Хезболлы, иранских Стражей исламской революции и тому подобные подразделения, включая витринных сирийских «Охотников за ИГИЛ», героев пафосных pr-видео. Им обещают по 500 американских долларов за двадцать дней боевой операции, но сирийцы, судя по рассказам вагнеровцев, воевать на таких условиях не согласны и нередко, получив военную подготовку, уходят в вооруженную оппозицию или в тот самый запрещённый в России ИГИЛ, за которым были должны охотиться.

«Фонтанка» уже рассказывала о договорённостях, достигнутых между правительственными организациями Сирии и российским ООО «Евро Полис», за которым стоят люди из структур миллиардера Евгения Пригожина. ООО «Евро Полис» обязалось освобождать и защищать нефтяные поля и заводы за возмещение расходов на боевые действия плюс четвертая часть от добытых нефти и газа. С 2017 года финансирование кампании Вагнера, её снабжение вооружением, техникой и боеприпасами осуществляется за счет сирийской стороны и сопровождается постоянными задержками платежей и спорами об их размере.

В 2016 году таких проблем группа Вагнера явно не испытывала. Сейчас стало плохо не только со снабжением: как рассказали «Фонтанке» очевидцы, взаимодействие с армейской авиацией и артиллерией (которое в 2016 году якобы было обычным делом) сведено почти до нуля, вертолеты российской группировки не принимают участия в эвакуации раненых батальона Вагнера, что значительно усложняет их доставку в медицинские учреждения. Военная транспортная авиация якобы больше не перевозит раненых вагнеровцев, и их приходится вывозить чуть ли не в грузовых отсеках чартерных рейсов сирийской авиакомпании, летающей в Ростов

Collapse )