June 7th, 2016

look

собака лаяла на дядю фраера



Из интервью с Нильсом Кристи – директором норвежского Института криминологии и уголовного права, президентом Скандинавского совета по криминологии.

Люди теперь часто переезжают с места на место и не знают своего окружения. Это заставляет в урегулировании конфликтов опираться на полицейские меры. В маленьком сообществе гораздо больше возможностей встречаться, договариваться, замечать друг друга. Очень важно, чтобы люди знали своих соседей, были связаны со своим окружением. Мне гораздо больше нравится соседский контроль, чем полицейский…

В России очень плохая ситуация с доверием людей друг к другу. По статистике она находится где-то в самом низу списка. Ваши трудности с самоуправлением, неспособность людей организовать свою жизнь без указаний сверху — это все связано с взаимным недоверием.

В Норвегии всего три с половиной тысячи заключенных. Во многих тюрьмах их отпус­кают днем на работу и даже на учебу в университет, а вечером они сами возвращаются. Заключенные должны быть готовы к свободе, должны найти себе дело по вкусу. Отсидевшим большую часть срока даже положены отпуска. Ведь главная задача скандинавской тюрьмы — ресоциализация, возвращение преступника в общество в качестве нормального человека, а вовсе не наказание.

Collapse )
look

чтобы вернуться



Традиция бросать деньги в фонтан очень старая. Некоторые историки связывают ее с монетой Харону за перевоз душ в мир теней. У этой традиции есть свои ритуалы. Например, в римский фонтан Треви нужно бросать монетку правой рукой через левое плечо, повернувшись к фонтану спиной. Ежедневно там оказывается мелочи примерно на 3000 евро. Эти деньги идут на благотворительность.

В Миннесоте некоммерческие организации могут претендовать на часть из $24 000, которые ежегодно извлекаются из фонтанов. На благотворительность идут деньги из фонтанов Диснейленда и Лас-Вегаса.

via

look

информационное неравенство



Из письма читателя. Интересная идея.
Сегодня власти известно о простом обывателе практически все. А обычный человек не знает о власти почти ничего.
Это односторонняя прозрачность идет сверху вниз. Власть принимает законы, позволяющие ей прослушивать граждан своей страны, читать их почту и устанавливать видеокамеры в их домах. Между тем, я не верю в чистые руки и святые помыслы наших органов.

Но можно подойти к проблеме неизбежной прозрачности и с другой стороны. Снизу вверх. Когда человек сам открывает о себе всю информацию, но взамен любой человек, который захочет с ней ознакомиться, тоже должен открыть о себе все данные. Если вы хотите знать, сколько я зарабатываю, где живу, где отдыхаю, на какой машине езжу, какие книги читаю и какие фильмы смотрю – вы тоже должны поделиться такой же информацией и о себе. В противном случае возникает информационное неравенство. Вы весь на виду у власти, но вы не знаете о ней ничего. Тссс, это частная жизнь г-на ..., не смейте туда лезть.

Как вам такая идея?

look

разговор с разных уровней



Мне кажется, что мой журнал гораздо важнее не для толерантных людей с их терпимостью, самоиронией, открытостью и готовностью к переменам, а для гомофобов, националистов, антисемитов, расистов, сторонников твердой руки и возрождения Империи. Потому что первых мне не нужно переубеждать, а вот у вторых я могу немного поколебать их уверенность в собственной правоте и помочь им перейти на новый уровень

Расскажу немного о эволюции ценностей и Спиральной динамике Клера Грейвза. Он выделял несколько несколько уровней ценностей социума:

1. Автоматическое, инстинктивное мышление.

Уровень каменного века, не особенно распространенный сегодня на планете. На этом уровне доминируют инстинкты выживания, человек ведет себя в целом как животное, хотя и самое умное. Социальная организация: небольшие племенные группы.

Этика: отсутствует. Этично то, что способствует выживанию.
Современные примеры: новорожденные и очень старые люди.
Предпосылки к переходу на новый уровень: осознание себя как личности, постижение причинно-следственных связей, озабоченность выживанием, которое требует группового взаимодействия.

Collapse )
look

големы



Пушкин как минимум трижды использовал сюжет, когда неживое оживает и убивает живое.
1. В «Медном всаднике» – памятник Петру и Евгений.
2. В «Каменном госте» – статуя командора и Дон Гуан
Назовите третье произведение (вы его знаете)

Комментарии скрываются
Ответ завтра

upd
первый excubitus

Collapse )
look

вода 2.0

Из комментариев к посту про фонтаны


Скульптор Малгожата Ходаковская (Malgorzata Chodakowska) из Польши создает фонтаны, в которых бронза и вода дополняют друг друга.

Collapse )
look

и до ночи грачьей



У Бродского в «Напутствии» есть рассказ про рубку дров. Он совсем небольшой и я приведу его целиком:

«Двадцать лет назад в одной из многочисленных тюрем на севере России произошла следующая сцена. В семь часов утра дверь камеры распахнулась, и вертухай обратился с порога к заключенным:
– Граждане! Коллектив ВОХР вызывает вас на социалистическое соревнование по рубке дров, сваленных у нас во дворе.

В тех краях нет центрального отопления, и органы УВД взимают своеобразный налог с лесозаготовителей в размере одной десятой продукции. В момент, о котором я говорю, двор тюрьмы выглядел точно, как дровяной склад: груды бревен громоздились в два и три этажа над одноэтажным прямоугольником самой тюрьмы. Нарубить дрова было, конечно, необходимо, но таких социалистических соревнований раньше не было.
– А если я не буду соревноваться? – спросил один заключенный.
– Останешься без пайка, – ответил страж.

Раздали топоры, и дело пошло. Узники и охрана вкалывали от души, и к полудню все, в первую очередь изголодавшиеся зеки, выдохлись. Объявили перерыв, все сели перекусить, кроме заключенного, который спрашивал утром об обязательности участия. Он продолжал рубить. Все дружно над ним смеялись и острили в том духе, что вот-де, говорят, будто евреи хитрые, а этот – смотри, смотри... Вскоре работа возобновилась, но уже с меньшим пылом. В четыре у охранников кончилась смена. Чуть позже остановились и зеки. Лишь один топор по-прежнему мелькал в воздухе. Несколько раз ему говорили "хватит", и заключенные, и охрана, но он не обращал внимания. Он словно втянулся и не хотел сбивать ритм или уже не мог. Со стороны он выглядел роботом. Прошел час, два часа, он все рубил. Охрана и заключенные смотрели на него пристально, и глумливое выражение на лицах сменилось изумлением, затем страхом. В половине восьмого он положил топор, шатаясь, добрел до камеры и заснул. В остаток срока, проведенного им в тюрьме, ни разу не организовывалось социалистическое соревнование между охраной и заключенными, сколько бы дров ни привозили в тюрьму.

Наверное, тот парень выдержал это – двенадцать часов рубки без перерыва – потому, что был молод. Ему было двадцать четыре года, чуть больше, чем вам сейчас. Но думаю, что в основе его поведения лежало нечто иное. Не исключено, что он, как раз потому, что был молод, помнил Нагорную проповедь лучше, чем Толстой и Ганди. Ибо зная, что Сын человеческий обычно изъяснялся трехстишиями, юноша мог припомнить, что соответствующее решение не кончается на "Кто ударит тебя в правую щеку, обрати к нему и другую", а продолжается через точку с запятой: "И кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду; И кто принудил тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два". В таком виде строчки Евангелия мало имеют отношения к непротивлению злу насилием, отказу от мести и воздаянию добром за зло. Смысл этих строк никак не в призыве к пассивности, а в доведении зла до абсурда. Они говорят, что зло можно унизить путем сведения на нет его притязаний вашей уступчивостью, которая обесценивает причиняемый ущерб».

И вот зачем я вспомнил этот отрывок:
Collapse )