?

Log in

No account? Create an account
look

mi3ch


ответы на незаданные вопросы


простота
look
mi3ch


Несколько идей по фотографированию смартфоном.
Понравилась идея с каплей на объективе и подводная съемка

кто виноват, что делать и с чего начать?
look
mi3ch
1994

В комментариях к посту про подлость несколько раз звучал один вопрос: «Я с вами, что делать?».
Прежде всего надо остановить войну. Нет сейчас задачи важнее. Каждый день войны – это десятки убитых и раненых.

Что для этого нужно делать? Нужно разговаривать с людьми. Спокойно и вежливо.
С бабушками у подъезда, с коллегами на работе, с попутчиками в транспорте.
Нужно донести до людей простую мысль: «Путин – это война. И не надо думать, что это война не коснется вас».
Какие аргументы использовать в разговоре?
Расскажите им то, что говорят наши пленные солдаты – как им врут, что они едут на учения, как их вербуют на войну, как они сбивают номера на военной технике. Таких видео много в сети.
раз, два, три, четыре
Расскажите про тайные похороны солдат и про груз 200

Чего нельзя делать ни в коем случае – нельзя раздражаться. Нельзя вещать. И ни в коем случае нельзя врать. Не надо ради драматического эффекта рассказывать о распятом на заборе мальчике. Говорит только то, в чем вы уверены.
82% – это не тупое быдло. Это наши люди и они должны быть за нас. Помните, что каждый раз, когда вы употребляете слова типа «ватник» и «колорад», вы вбиваете клин между собой и собеседником. И президент в эту минуту довольно улыбается.
Говорите с бабушкой у подъезда так, как будто это ваша любимая бабушка. А с коллегой на работе – как с лучшим другом.

Не можете так? Терпения не хватает? Тогда расклеивайте листовки.
Везде. В лифте, в подъезде, на улице, в транспорте, на работе.
Есть доступ к принтеру – хорошо. Нет – пишите от руки.
Люди должны понять, что война идет не где-то на Украине.
Война уже здесь. В соседний подъезд придет похоронка. Ранят друга. Убьют одноклассника.

Спасатели
look
mi3ch
39

Какой сюжет для фильма – спасение экипажа «Союз-23».

Командир корабля — Зудов Вячеслав Дмитриевич, бортинженер — Рождественский Валерий Ильич.
«Союз-23» должен был состыковаться с орбитальной станцией «Салют-5». При подходе к станции отказала система автоматической стыковки. Выполнить стыковку не удалось. Когда стало понятно, что топливо израсходовано на манёвры, было принято решение возвращать корабль. Производить посадку необходимо было в короткий срок — прошли уже вторые сутки полёта, а регенерационные патроны системы жизнеобеспечения космического корабля имели ресурс трое суток. Когда из ЦУПа пришло сообщение, что над южной Африкой включена тормозная двигательная установка и корабль пошёл на спуск, вертолёты со спасателями вылетели в предполагаемый район посадки.

Посадка произошла глубокой ночью в снежном буране на озеро Тенгиз в 2 км от берега при температуре −20 °C. Выходной люк оказался в воде. Необходимо было спуститься к аппарату, чтобы оценить возможность эвакуации. Но на борту вертолёта не оказалось плавательных средств. Надувные лодки забыли в Аркалыке. Вертолёт попытался зависнуть в темноте над вспышками сигнальных огней СА. В условиях снежной метели это ему не удалось. Выполнить зависание и спуск к СА не удалось. Заканчивалось топливо, вертолёт был вынужден приземлиться на берегу. Выработав горючее, другие вертолёты также садились неподалеку. На одном из этих вертолётов оказались лодки и гидрокостюмы. Спасатели с тремя лодками спустились к озеру. На одной из них был командир вертолёта Николай Чернавский, которому вскоре ночью удалось добрался до спускаемого аппарата. Остальные две лодки застряли в ледяных заторах.

Командир корабля Вячеслав Зудов сообщил, что экипаж переоделся в гидрокостюмы и готов покинуть СА. Но это было невозможно, так как при открытии люка, находящегося на две трети в воде, в аппарат хлынул бы поток воды, который космонавты не смогли бы преодолеть. Попавшая в отверстия барометрического блока СА вода привела в действие запасную парашютную систему. Вывалившийся запасной парашют резко увеличил крен СА, что в свою очередь привело к тому, что отверстия дыхательной вентиляции оказались под водой. Прекратилась подача забортного воздуха. Через два часа после отстрела запасного парашюта у экипажа появились первые признаки кислородного голодания, которые переходили в удушье от накапливающегося углекислого газа. Утром снежные заряды прекратились, температура снизилась до −22 градусов. Рождественский доложил, что от удушья потерял сознание Зудов.

Выход был только один: срочно буксировать спускаемый аппарат вместе с экипажем на берег. Но такая буксировка была запрещена инструкциями по эвакуации экипажей космических кораблей вертолётами. Времени на согласования с руководством полёта не было. Спасатели начали буксировку на свой страх и риск. Буксировка едва не закончилась катастрофой из-за того, что вывалившийся запасной парашют внезапно наполнило ветром. Только мастерство пилота спасло экипаж и космонавтов от гибели. На берегу озера группа спасателей помогла космонавтам выбраться из СА. Позже они были эвакуированы с места посадки.

Николай Чернявский, добравшийся на надувной лодке до СА и находившийся там несколько часов, чуть было не попал под суд за оставление вертолёта, только вмешательство космонавтов, высоко оценивших его моральную поддержку, спасло его. Кроме того, вследствие обморожения он потерял два пальца.

via
via

зоны ближайшего развития
look
mi3ch
Mirela Momanu. Right Here Waiting 4U
© Mirela Momanu

Одна из самых полезных книг для воспитания ребенка, книга Ю. Б. Гиппенрейтер «Общаться с ребенком. Как?»

Анализ многочисленных случаев смерти младенцев в домах ребенка, проведенный в Америке и Европе после Первой мировой войны, – случаев, необъяснимых с одной лишь медицинской точки зрения, – привел ученых к выводу: причина – неудовлетворенная потребность детей в психологическом контакте, то есть в уходе, внимании, заботе со стороны близкого взрослого.

Первый принцип – безусловное принятие ребенка
Безусловно принимать ребенка – значит любить его не за то, что он красивый, умный, способный, отличник, помощник и так далее, а просто так, просто за то, что он есть.

Нередко можно слышать от родителей такое обращение к сыну или дочке: «Если ты будешь хорошим мальчиком (девочкой), то я буду тебя любить». Или: «Не жди от меня хорошего, пока ты не перестанешь… (лениться, драться, грубить), не начнешь… (хорошо учиться, помогать по дому, слушаться)». В этих фразах ребенку прямо сообщают, что его принимают условно, что его любят (или будут любить) «только если…».

Потребность в любви, в принадлежности, то есть нужности другому, одна из фундаментальных человеческих потребностей. Вирджиния Сатир рекомендовала обнимать ребенка несколько раз в день, говоря, что четыре объятия совершенно необходимы каждому просто для выживания, а для хорошего самочувствия нужно не менее восьми объятий в день

Часто родители спрашивают:
«Если я принимаю ребенка, значит ли это, что я не должна никогда на него сердиться?»
Отвечаю. Нет, не значит. Скрывать и тем более копить свои негативные чувства ни в коем случае нельзя. Их надо выражать, но выражать особым образом.

Можно выражать свое недовольство отдельными действиями ребенка, но не ребенком в целом (то есть вы можете сказать, что ребенок поступил плохо, но нельзя говорить, что ребенок плохой)

Можно осуждать действия ребенка, но не его чувства, какими бы нежелательными или «непозволительными» они не были. Раз они у него возникли, значит, для этого есть основания.

Недовольство действиями ребенка не должно быть систематическим, иначе оно перерастет в непринятие его.

пир
look
mi3ch
420149451_81

Для чего прибрежные пираты иногда убивали на берегу всех петухов и собак?

Комментарии скринятся
Ответ завтра

первый orochnica
ответCollapse )

нарциссизм как бегство от свободы
look
mi3ch
Third Arabesque, Joe McNally
© Joe McNally

Вопрос к патриотам, презирающим «Гейропу» и «пиндосов».
Какими уникальными хорошими качествами обладают россияне? (в отличие от загнивающего Запада)
Спасибо.

p.s.
И хорошая статья Бориса Дубина об особом русском пути