December 11th, 2013

look

Вина Эльзаса

_MG_0473_m

Виноградники Эльзаса протянулись на сто километров с севера на юг по подножью Вогезов. Защищенные горами от северных холодных ветров и влажных западных и открытые на юго-восток, они обладают наиболее сухим во Франции климатом и очень солнечной поздней осенью. Именно из-за долгой, теплой сухой осени иногда на зрелом винограде появляется «благородная плесень» – Botrytis cinerea, концентрирующая вкус и сладость вина. Некоторые виноделы ждут этого и собирают перезрелый виноград очень поздно. Такой сбор называются Vendange Tardive, а вина из винограда с «благородной плесенью» — Selection des Grains Nobles – «Отбор благородных виноградин». Такие вина считаются шедевром.

Интересно, что для самых лучших вин урожайность стараются не повышать, а снижать – чтобы ягода вобрала в себя как можно больше вкуса. Наконец разобрался, почему во Франции запрещено поливать сохнущие виноградники. Так заставляют лозу уходить как можно глубже и собирать элементы и минералы из разных слоев почвы.

Collapse )
look

ци

Nils Breiner
© Nils Breiner

В пять лет я научился читать. Ничего более важного в моей жизни так и не произошло.
/Марио Варгас Льоса/

Только атаки дилетантов нацелены на машины; атаки профессионалов нацелены на людей.
/Брюс Шнайер/

Collapse )
look

тиражи

книга-главная

В первой половине XIX века тиражи книг в России составляли сотни экземпляров, и те распродавались годами. Но даже в начале ХХ века тиражи умных книг были максимум 10-15 тыс., а самым популярным был лубочный писатель Матвей Комаров.

Взять великую русскую классическую литературу. Она существовала для очень узкого круга русских европейцев. В издании «Отечественные записки» №2 (43) приводятся выдержки из исследования литературоведа Василия Страхова «Пушкин и массовый читатель», показывающие картину читательского мира в царской России.

К примеру, в Москве в начале XIX века были только 2 книжных лавки с дневной выручкой в 12-15 рублей. Если учесть, что цена небольшой книжки тогда составляла 3-5 руб., нетрудно посчитать, сколько книг покупали москвичи. Справедливости ради стоит сказать, что в то время образованная публика также заказывала книги из-за границы напрямую. Но и их число было не велико – в С-Петербург ежемесячно приходило 300-400 книг.

На протяжении XIX века ситуация практически не меняется. Ближе к середине века месячное жалованье чиновника не превышало 60-80 руб. в месяц (вспомним Акакия Акакиевича из гоголевской «Шинели» с окладом 33 рубля). При средней цене книге в 10 рублей мало кто мог себе позволить купить книгу даже раз-два в год.

Не удивительно, что крупнейшие прижизненные тиражи Пушкина не превышали 1200 экз., да и те залеживались годами. Интересна судьба основанного Пушкиным журнала «Современник». Как отмечает Страхов, в переписке Грота с Плетнёвым имеется указание, что в 1840-х годах «Современник» печатался в 600 экз., из которых расходилось 200. Издание было убыточным.

Collapse )