March 18th, 2013

look

сим победиши

Из колоризованной версии "17 мгновений весны" убраны антиклерикальные пассажи:

– ...И вот мои корреспонденции запрещали нацисты и ортодоксальная церковь одновременно.
— Что касается ортодоксальной церкви, она, очевидно, была против вас, потому что вы неверно трактовали человека. Слишком жесток, что ли…
...
– Я показывал несчастных, падших, которые стремились попасть в церковь. Но церковь их отталкивала. Потому что паства не хотела принимать в храмах падших. А пастырь никогда не шёл против паствы.
— О, пастырю трудно идти против паствы. Но и идти за паствой тоже ему не следует...
via

Из фильма "Тот самый Мюнхгаузен" вырезан диалог с пастором:
«Я читал … вашу книжку… Что за чушь вы там насочиняли!».
Барон отвечает: «Я читал вашу — она не лучше».
Пастор: «Какую?»
Барон: «Библию»
via

url-17

Требую также убрать из фильма "Берегись автомобиля" (этого грязного пасквиля, порочащего нашу действительность) сцену с пастором, расплачивающимся деньгами прихожан за краденный автомобиль.
look

заготовки

У Ким Чен Ира было более 50 официальных титулов. Титулы разрабатывали в ЦК Трудовой Партии Кореи, а их упоминание варьировалось в зависимости от политической ситуации.

Например:
Любимый Руководитель.
Любимый Руководитель, который полностью олицетворяет прекрасный облик, которым должен обладать лидер.
Отец народа.
Нежно любимый отец.
Солнце коммунистического будущего.
Солнце социализма.
Солнце нации.
Великое солнце нации.
Солнце жизни.
Яркое солнце XXI века.
Великое солнце XXI века.
Яркое солнце чучхе.
Направляющий солнечный луч.
Залог объединения Родины.
Мировой Вождь XXI века.
Удивительный политик.
Железный всепобеждающий Полководец.
Прославленный Полководец, сошедший с небес.
Неуязвимый всепобеждающий Полководец.
Высшее олицетворение революционной товарищеской дружбы.
Великий человек, склонный к практическим делам.
Спаситель.

via
look

в партизаны

url

Группа "Аквариум" прекращает существование

Большой наш тур, который длился 23 года, подошел к концу. Мы играли двадцать три года, не прерываясь. Все. Хватит. Мы были слишком доступны. Мы уходим "под радар", куда-то в партизаны. Мне очень нравится идея, что от меня останется только голос. Меня видеть никто не будет. Никто не будет знать, где я – пояснил Б.Гребенщиков.

via